ЛИТЕРАТУРНЫЙ КЛУБ - СЕРЕБРЯНЫЙ РАССВЕТ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЛИТЕРАТУРНЫЙ КЛУБ - СЕРЕБРЯНЫЙ РАССВЕТ » НАШЕ ТВОРЧЕСТВО » Маленький мир, огромный мир (отрывок)


Маленький мир, огромный мир (отрывок)

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Столица Португалии – Лиссабон. Первый взгляд, брошенный со стороны океана – горы, устье реки Тежу, картинки как из кино, маленькие домики, синяя вода – идиллия. При ближайшем рассмотрении понимаешь насколько велико расстояние, умещающееся в один взгляд (и верно прямая линия Лиссабон – Кашкаиш прочерченная железной дорогой по Атлантическому берегу – это сорок минут пути). Дальше мост, совсем как золотые ворота, статуя Христа, менее известная (или «раскрученная?), чем её близнец в Рио-де-Жанейро. Дворцы, дороги, ещё один огромный мост через Тежу (тоже обман зрения, кажется, что до него пять минут пешком, а рискнёшь прогуляться не дойдёшь и через час). Вот и порт. Формальности пройдены и можно выйти в город. Первое, что удивляет и даже пугает - $ на ценниках и трёх-четырёхзначные цифры, но это всего лишь местные эскудо, а вот торговцы на редкость придирчивы – те самые $, которые USD, поменять или принять, готовы, а вот немецкие марки популярностью не пользуются. А где бедному курсанту взять что-то кроме, дали хотя бы марки и за это спасибо. Но в порту есть обменник и привычные голубые десятки трансформируются в зелёные тысячи с физиономией какого-то злого мужика в профиль. Вперёд, за впечатлениями. Второе, что тоже удивило – у русских стреляют сигареты, курсанты богато выглядят или нечто другое? А вообще видно, что европейский достаток здесь ещё явление непривычное, ультрамодные трамвайные вагоны, сменяются их же старыми собратьями. Автобусы, оборудованные кондиционерами и солнцезащитными стёклами соседствуют с коробками на колёсах в каком-то пакистанском стиле. Набережная, конечно, великолепна дворцы, памятники, ещё дворцы, темнота не накрывает – подсветка выше всяких похвал… Вот только до пляжа пешком не дойти, расстояние, казавшееся с моря проходимым за полчаса на деле огромное. Но, будет завтра, будет больше возможностей.
Новый день – новое приятное известие, для участников регаты весь транспорт бесплатный (чтобы оценить масштаб – представьте, что «***» - 199 человек, а полное число участников – несколько тысяч). Теперь всем стало проще покорять португальские расстояния. Первым делом – на пляж. Где поезд – не важно, выйдем в город найдём. Нашли поехали, вид из окна – мечта, океан синий, небо – голубое… А почему так много бассейнов, разве мало океана? Кашкаиш, старина, экзотика, рыбный рынок, рестораны… Были бы деньги, попробовали бы всё. А так есть бесплатный океан, на улице плюс сорок – купаться. Местные плавать не любят: зашли, окунулись пару раз и обратно. Но русские так не плавают – единственное верное решение плыть к ближайшим яхтам, до них не более полукилометра – не о чем говорить. Но, как и всё на этом свете красивая голубая вода обманула: плыть в ней возможно минут десять, дальше придётся спасать жизнь… Глубокая атлантическая вода совершенно не прогревается, так что местные всё делали правильно. Решено – попробуем ещё раз вечером (обычно в России эта схема безотказна-холодный воздух и тёплая вода делают вечернее купание сказочно приятным делом). Будем любоваться видами, благо ехать с пересадками можно сколь угодно много. Эшторил, здесь есть автодром, но он на ремонте. А ещё песчаный пляж – купаться уже не тянет, но можно позагорать… Продавец хот-догов вдруг заговорил по-русски, как опознал своих – плавки с эмблемой олимпиады-80 подвели, ну и язык… После шебуршащего местного его не спутаешь ни с чем – музыка. Оказалось Сергей - житель Москвы, почему именно Португалия как-то не обсуждалось. Здесь уже достаточно долго, успехов или достижений – нет. Продаёт на пляже хот-доги (работая на хозяина), если удаётся – подкидывает неучтённые – тогда получается немного – на себя. крохотная съёмная квартирка вместе с товарищем и никаких перспектив на достаток в ближайшем будущем…  дико желал сходить на русский парусник, навестить Родину. Потом подтянулся и тот самый друг на машине с… украинскими номерами, это метод законно уклоняться от налогов. Ну и впечатления от Португалии – красиво, конечно, но когда ты беден этим сыт не будешь… язык, да, это катастрофа. После любого европейского (и тем более русского) очень бедный и скверно звучащий, даже собеседников понимать не всегда легко. А уж подслушать чужой разговор, вообще безнадёжное дело, всё время поясняют и разъясняют о чём речь. Да и ростом местные не вышли. Среднестатистический житель Скандинавии будет возвышаться над толпой как каланча.
Вечером помимо прочего было сделано ещё одно открытие – мало своего непонятного языка, так ещё и с иностранными, совершенно не дружат, по-английски не говорят практически нигде в городе. Так что жесты, рисунки так и объясняйтесь. А наличие времени проведённого на берегу, денег и недорогого местного вина превратило часть курсантских кубриков в кантину… причём доступность (или чего скрывать слабость контроля в магазинах) вина, разумеется не настоящего портвейна, а фруктового или виноградного компота с содержанием спирта сыграло с некоторыми весьма злую шутку. Выглядит это примерно так: идёт человек к своей каюте и натыкается на тело в луже крови. При ближайшем рассмотрении кровь оказывается вином, покинувшим внутренность лежащего, совершенно не меняя цвета. Стоит ли объяснять какое количество было принято внутрь… Так что местные пяти- и шестилитровые бутыли это зло. Но никто не умер, а это уже хорошо. Дальше у судового врача прибавилось работы – появились первые жертвы палящего солнца. Солнцезащитные средства продавались на каждом шагу, но вот платить недельное жалование за флакон никто не захотел. Так что кто-то линял как змея, кто-то имел локальные «зафритюренные» зоны на теле. Самый уникальный случай – ожоги голеностопа, доктор никак не мог взять в толк как это получилось. А просто – телу подгореть не дала вовремя надетая футболка. Ноги, если стоять, а не лежать сильно не жарит, а вот их сгибы – пожалуйста, перегрелись. Добрые люди в лице Чахлого даже пытались предложить систему наказаний обгоревшим на солнце, но идея как-то не нашла отклика. А вообще здорово – заболел, получай наказание. То ли спартанец, то ли эсэсовец этот Чахлый. Иногда парусник посещали хорошо говорящие по-русски местные, среди них весёлый негр, назвавшийся Луисом и объяснивший, что учился в России. Пришёл к русским за водкой, которую полюбил так же сильно, как и всю русскую культуру. Если бы он хотел купить водки, то кто-нибудь из штатного экипажа, конечно, удовлетворил бы жажду прекрасного бывшего студента, а так ему объяснили, что недавно был большой праздник – день военно-морского флота и вся водка чудесным образом закончилась. Луис понял и даже объяснил ситуацию своему белому другу, не говорившему кроме как на местном, обещал прийти завтра, чтобы показать город и всё такое, но так и не пришёл… Возможно, нашёл водку на «Крузенштерне». Между делом, в порту проходили соревнования среди команд парусников, все более или менее связанные с морским делом этапы, разумеется, оставались за россиянами. В игровых видах, вроде волейбола команда «Мира» не преуспела, но забегая чуть вперёд стоит отметить. что подобные же игры в Дублине по окончании регаты принесли сенсационный результат. Засветиться же по-настоящему удалось во-время соревнований по гребле на стилизованных под драконов лодок. В ознаменование победы самые горячие головы перевернули её, те, кто был готов, отделались легко, кто нет, выкупал фотоаппараты и блокноты. Но дело того стоило. Помимо спорта на набережной были мероприятия от спонсоров или просто желающих представить свой бизнес. На одном из стендов местный банк проводил розыгрыш корпоративных сувениров (всяких брелочков, кепочек, открывателей для бутылок и т.п.). Условия игры элементарные – играющий засовывает руку в ящик и достаёт фишку, её цвет определяет приз, а есть бонусная фишка, которая даёт право получить полный комплект. Как играть по-русски – достаёшь пригоршню фишек, выбираешь бонусную и… ты везунчик. Этот же банк организовал корпоративный daily trip для своих сотрудников, а всех курсантов, не носивших парадную форму, обязали носить фирменные кепки банка. Обычно подобные промо-акции вознаграждаются, но курсанты как рекламоносители получили обычную награду – рюмку водки и пятак серебра. Кстати, история с вечерним купанием забыта не была вечером – собрались, прыгнули в бесплатный поезд и на совершенно безлюдный пляж , где-то недалеко от станции Эшторил. Безлюдность пляжа никого особо не смутила, всё списали на тёмное время суток – в этих широтах ночь сменяет день очень быстро. По этой же причине было решено оставить с вещами одного охранника, чтобы не соблазнять воришек. Но обычно действовавшая в России схема не сработала и при плюс сорока, и при плюс двадцати вода оставалась чертовски холодной. И тут все вспомнили про оставленного с вещами… Он, по-наивности не стал одеваться, даже когда увидел приближавшихся купальщиков. И бесхитростно успел поинтересоваться ощущениями, потом, разумеется, понял к чему идёт дело. Но было поздно. Старое правило, гласившее о том, что боящемуся, холодной воды, нужно помочь красиво влететь в эту воду снова сработало…
  Часть регаты, которая финишировала в Лиссабоне, была приурочена к Экспо-98, всемирной выставке. Размах её, как обычно был серьёзен, содержание же – на любителя. Везучих курсантов «***», проводивших годы учёбы в Санкт-Петербурге удивить было сложно, даже тех, кто совмещал учёбу с переездом в город, о петербуржцах вообще нечего говорить, их можно поразить чем-то совсем оригинальным и нетипичным. А так у них есть свой город способный взорвать мозг без всяких Экспо. Но, помимо прочего интерес вызывала дорога на Экспо, доставлял на выставку катамаран, как раз нетипичный для моряков водный транспорт, пейзаж города с воды – тоже достойное зрелище, представление, даваемое в павильоне театр, было чересчур авангардным для ценителей прекрасного. Например, эпизод названный «рождение нового мира», представлял собой, лежащую Статую Свободы, освещающую мир, у которой открывалась дверь, там, откуда дети выходят, не открывая дверей и оттуда выскакивали ряженые. Всё представление в том же роде занимало около часа, его строго запрещалось снимать на видео, вероятно, чтобы не тиражировали с достойными того комментариями. После Русского балета такое, конечно, трудно оценить. Российский павильон был не сильно загружен, но имел в наличии много интересного касающегося глубоководных исследований, энергетики и прочего, чем теоретически сильны умы России. Как показала практика все эти глубоководные прожекты так и не нашли практического применения (помните катастрофу АПЛ «Курск»  там и подводные аппараты были нужны не для экстремальных глубин, а даже таких не нашлось). А с другой стороны, посмотреть выставку не было главным делом. Парад команд-участников вот, что было запланировано организаторами Экспо. По-порядку, согласно итоговому протоколу с учётом гандикапа, так что рядом была команда того самого «*****» и «******». Но затмить себя курсанты «****» не позволили никому. Впереди шествовал парадный расчёт в белой форме с аксельбантами, следом облачённые в футболки с эмблемой регаты шли остальные курсанты. Для того. чтобы не было ошибок в опознании с собой взяли огромный российский флаг, несли его растянутым за углы и периодически вскидывали вверх . А вот участвовавшие в параде трейни-англичане «попали», на них была возложена миссия переносчиков мешков, с буклетами, стикерами и прочими памятными и рекламными материалами. которые принято набирать в диких количествах на всяких выставках… Опять же добрая душа Чахлый предлагал выкинуть всё это добро курсантам (с набитыми маклатурой мешками на парад не ходят), но раз под рукой оказались добровольные помощники, то почему не попробовать спасти свои трофеи. Да, если кто-то думает, что это не сложно носить бумагу, то представьте, сколько всякой мишуры можно набрать в двух десятков павильонов на выставке? А теперь умножьте это количество человек на 40 – 50. И разделите на троих. Так что англичане совершили маленький подвиг. Следующий пункт программы – обед , по замыслу организаторов проходил в фаст-фуде, представлявшем собой икону вредной пищи и одновременно глобализации. Тут россиянами была разыграна иллюстрация к определению «командный дух». Выглядит это так – огромная очередь на вход в ресторан, пара курсантов уже близко ко входу, к ним подтягивается ещё пятеро, потом ещё и ещё, их пропускают вперёд, на все недоумённые (да и раздражённые) вопросы поясняя – «команда». Против таких аргументов не поспоришь.  Кстати Экспо, подвигло ещё одного из находившегося на паруснике в статусе «балласта» живописцев на написание нескольких картин, мимо которых ходить без вежливо сдерживаемого смеха никому из курсантов не удавалось. Шедевры были очень похожи один на другой и представляли собой изображения парусника в разных позах… нет ракурсах, это ведь так называется, то в центре картины, то где-то в небесах, на фоне сооружений (иногда с надписью Экспо, чтобы никто не запутался с восприятием, возможно). Короче полный импрессионизм. Скорость выполнения работ была более чем потрясающей (Леонардо бы плакал), уровень, неплохим для пятилетнего ребёнка, рисующего седьмой раз в жизни. Просили за эти «шутки пегаса» тоже серьёзные деньги, но ценителей, по воспоминаниям свидетелей происходящего, готовых вложиться в искусство (а вдруг через пятьсот лет это будет стоить миллионы?) так и не нашлось. Справедливости ради следует отметить, что смешной Кордубайло был очень приличным художником и его картины действительно радовали глаз. Ещё значимым событием, случившимся в Лиссабоне, стало «купание Штриха». Оказалось, что кроме всего прочего ,он крайне бережно относится к кожным покровам и избегает, по возможности, контактов с водой мылом и прочими агрессивными средами и веществами. Не всем соседям по кубрику, однако, был приятен постепенно усиливавшийся аромат, плодящихся бактерий и решено было вымыть «инкубатор». Штриха обманом завлекли на нижнюю палубу, где находились душевые и засунули под струю прямо в одежде (снимать её никто уже не решился). На время проблема была решена.
Впереди был небольшой переход до испанского (а вернее галисийского) порта Виго – пункта старта второго этапа, примечательный, тем, что на этот переход команды парусников менялись несколькими курсантами. Назывался процесс интерчендж и по замыслу служил неким символом единства молодых моряков. Вроде бы чего уж сложного, но тут обычно слаженные и организованные будущие штурмана допустили халатность, если курсанты арктического факультета просто и честно метнули жребий, то судоводители отдали всё на откуп Чахлому. И тот, упиваясь собственной значимостью и величием, и руководствуясь своими преференциями, составил список для обмена. В него попали и двое из трёх эстонцев (третьему помешало сотрясение мозга, полученное в результате свары с товарищем), хотя если бы кто-то из «своих» устроил дебош на борту у него были все шансы лишиться и просто прописки в академии. 
В обмен парусник получил несколько  англичан, болгар и датчан (причём, не только мальчиков, но и девочек). С датских девочек-морячек и стоит начать. По внешенему виду они напоминали культуристок, были украшены синими татуировками довольно грубого исполнения, в дополнение к картине прибавьте грубые голоса и привычку постоянно курить (возможно,  прошлый пункт является следствием этой пагубной привычки). Вкратце это можно описать так: если женщина справляется с мужской работой и чувствует себя на ней также уверенно как мужчина, в ней очень мало остаётся от женщины. Вероятно, это было олицетворение будущего профи-моряка датской компании «Мэрск» (MÆRSK). А ведь всего сотню лет назад именно в Дании существовал закон гласивший, что любая женщина или свинья, ступившая на корабельную палубу, должна быть немедленно выброшена за борт, и, желательно, утоплена. Болгары, говорили по-русски и также являлись курсантами своей национальной морской школы. Их запомнили по категорическому отказу работать на камбузе (к слову этим не брезговали даже заплатившие за место трейни), другие же интерчейнджеры ничего против подобной работы не имели. Ну и англичане, бывшие просто «мальчиками, мечтающими о море», принимавшие участие в регате на паруснике, владельцем которого был клуб юных моряков. Никаких особых претензий не выказывали, несли бремя вахты наравне с местными, только кухня парусника вызывала какие-то вопросы.
На прощание команды-участники отужинали на crew-party (обычное дело для парусных регат). По словам профи, пати в Лиссабоне была одной из лучших, если не лучшей за много лет.  Традиционный салют озарил выход в море, и первую часть регаты можно было считать полностью завершённой.

0

2

Спасибо за интересный рассказ. Красочно. Словно побывал в Португалии.

0

3

Как интересно, Morten! Удивительное путешествие. Спасибо!
А есть фотографии Лиссабона? Если есть выложите пожалуйста в эту тему. Интересно посмотреть.

0

4

Доброе время суток, Morten!
Очень рада тебе и твоему чудесному рассказу о Португалии.
Спасибо, что поделился таким чудесным путешествием в эту интересную страну.

С удовольствием почитаю твои рассказы!

Удачи и творческого вдохновения!

0

5

Спасибо, за доверие. Вы дали мне понять что я (и не только я ) на правильном пути. К сожалению фотографии Португалии образца 1998 года имеются только в неоцифрованном формате, поэтому выставить сейчас никак. Впрочем. как и прочие, не менее интересные из той же истории (и соответственно эпохи). НО, есть другой вариант. На сайте "Корпорации путешественников" с которой я с некоторых пор взаимодействую есть в том числе и мои фотогалереи. Заходите на axinet.ru  (копировать оттуда весь предоставленный материал - долгое и непродуктивное занятие, так что заходите)
Теперь, что касается немного о том, что вообще откуда берётся. Представленная вам история - часть материала над которым я сейчас работаю. посвещён он не только путешествиям сколько морякам. Российским морякам, курсантам. В общем совершенно незаслуженно забытым на родине несмотря на совершенно выдающиеся достижения. Несправедливость необходимо как-то преодолеть, вот и работаем.
непосредственно же о путешествиях я и мои компаньоны уже сказали, что хотели в малотиражном издании "Евротур-eurotrip" выпущенном в этом году в Санкт-Петербурге. Там мы как раз и представили все накопленные нами знания и опыт путешествий, помогающие создать собственное путешествие за более чем разумные деньги без лишних посредников и обмана. Так что практическая часть для желающих путешествовать нами уже пройдена и теперь я занимаюсь простой романтикой, волны, паруса, молодые моряки, эмигранты...
Надеюсь, что все кто читает это правильно поняли всё. что я хотел сказать. поскольку вся история создания "евротура" была одной большой битвой с любителями быть самыми умными или простыми продавцами.

0

6

И собственно, продолжение

Виго, Галисия, Испания. Август 1998 года.

Виго, известный порт в европейских круизных маршрутах. По многим причинам, главная из которых – расположение в непосредственной близости от Сантьяго-де-Компостела. Если вы в круизе по Европе, то ваш лайнер обязательно зайдёт в порт Виго. Но и сам по себе город достоин внимания. И расположение, и архитектура, и окружающая природа делают его весьма привлекательным для путешественников. Песчаные пляжи и тёплая вода делают Виго привлекательным ещё и как морской курорт. Номинально это Испания, на деле – Галисия, регион значительно менее известный, чем зажиточная Каталония, и, как следствие, менее обеспеченный. Однако эта меньшая «раскрученность» для путешественников только в радость, отношение к ним лучше, да и сервис выше. Хотя на дефицит внимания Виго пожаловаться не может, поскольку имеется полный набор, привлекающий путешественников: исторические достопримечательности – городские и Сантьяго-де-Компостела, пляжи – сколько угодно, кухня – море и рыбаки всё здесь. Чем начал удивлять Виго своих русских гостей с первых минут, так это знанием русского языка его жителями. Как только парусник открыли для посетителей сразу начали приходить люди, когда-то получавшие образование в России, некоторые  владели языком в достаточной степени для общения, некоторые вспоминали отдельные слова… Для страны в которой не так давно руководящим принципом был «у нас есть наш язык, зачем нам иностранные» это было приятно и необычно. К чести гальего можно отметить, что с английским большой дружбы они так и не завели. Конечно, понимали и могли ответить (особенно молодёжь), но такого, чтобы подойти к первому встречному и поговорить с ним по-английски (как это запросто делается в Скандинавии), ожидать не приходилось. А однажды на парусник пришла женщина и, спустившись с трапа, упала на колени и несколько раз поцеловала палубу… кусочек своей родины. Сцена, занявшая несколько секунд, внесла абсолютную ясность в продолжительные многолетние споры разных людей на тему «как хорошо у них там». Все уезжающие на чужбину за мечтой о принцах на белом коне и сказочных богатствах вдруг однажды осознают, что предел мечтаний это в меру поджаренный гамбургер, на который ещё нужно заработать, а получается заработать тоже далеко не всегда. Да и русская самобытность сильно мешает стать частью нового мира, вроде бы есть «великий и могучий» язык, а местным до этого никакого дела. Образование, которое в чужом краю не стоит ровно ничего и настороженное, а зачастую враждебное отношение к приезжим. «Чего им вообще здесь надо?» (кажется, этот вопрос в адрес приехавших на вечное поселение не звучит только в Австралии и, возможно, Канаде). Короче говоря, богатый и успешный, которому и уезжать незачем может быть и устроился бы хорошо, а вот простые искатели счастья быстро теряют иллюзии. Да это уже обсуждалось ранее.
Испания, вернее Галисия, как уже отмечалось, край не богатый, поэтому отличия от дорогой (в плане денег)  Англии и рациональной (до появления евро, разумеется) Германии были заметны. Машины постарше, некоторые дома, требующие косметического ремонта и главный позор – надписи на памятниках, впопыхах сделанные из баллончиков (именно надписи, а не граффити),  многие из городских памятников так и не были запечатлены на фото именно по причине разрисованности. Вечер быстро превратился в тёмную ночь, но температура нисколько не упала. Тем, кто привык к более жёсткому климату, это было в новинку – плюс 25 ночью. Кстати, ночной город был оформлен не хуже Барселоны. Подсветка зданий, статуй в нишах, настенных уличных часов  - всё было выполнено отлично, а скрадывавшая недостатки, видимые при свете дня тьма превращала Виго в сказочный городок…
Утро превратило тихие и пустые причалы в базар и концертную площадку, приближался уик-энд, поэтому торговцы зарабатывали, а музыканты выступали. Поющий балласт уже покинул парусник и уже пугал где-то местных кокошниками и вокалом. Рисующий балласт, в лице Кордубайло и прочих выносил свои шедевры на палубу, силами курсантов, разумеется. Кстати, чуть позже Кордубайло преподал урок международной коммуникации всем присутствующим на палубе. Какой-то из посетителей возымел желание приобрести «шедевр» и начал интересоваться стоимостью. Русским он, к великому разочарованию маэстро не владел, а денежку заработать хотелось. Поэтому сам собой родился диалог, вернее бенефис живописца, поскольку испанец просто тыкал пальчиком в желанную картину, получая ответ: триста долларов, ну ты что не понимаешь? я же тебе говорю – т р и с т а  д о л л а р о в, да ТРИСТА. Кордубайло попробовал все способы – быстрее, медленнее, чётче, громче. Но  понятнее отчего-то не становилось… Присутствующие жалели только об отсутствии видеокамеры. В Виго судьба повернулась лицом и к одному из курсантов старшекурсников, его произвели в матросы (это, разумеется не повышение, но прибавка к жалованию, а вернее увеличение последнего в несколько раз), дело на первый взгляд не очень достойное внимания, но замеченное по двум причинам: первая – как раньше справлялись без одного матроса (никто не пропадал и не заболевал) и формой принятия решения – в кубрик к старшекурсникам вошёл боцман Игорь (сивый) и просто ткнул пальцем в одного из обитателей – будешь матросом. Причина выбора – «лицо понравилось».
Среди прочего на причале была палатка с ножами (разумеется, эти «поделки» не имели ничего общего с настоящими знаменитыми испанскими клинками), часть из них была представлена на деревянном стенде, причём ножи продавались в кожаных чехлах, что делало их ещё более удобными в использовании, а оттого привлекательными. Так вот за право владения ими развернулась нешуточная борьба между конкурирующими группировками «любителей пограбить». Надо сказать, что к концу уик-энда стенд представлял собой не выставку ножей, а выставку чехлов. Удачливые же «пираты» шутили с коллегами с «******» на тему смены профиля лавки, рассматривая трофеи друг друга.
Те же из курсантов, кто не ставил перед собой целей добыть пиратских трофеев покидали рынок достаточно быстро и либо ехали на пляж на бесплатном автобусе (организаторы регаты постарались), либо отправлялись в город. С горы открывался великолепный вид на порт и окрестности. По дороге группе гулявших встретились апельсиновые деревья. Естественно есть плоды с деревьев, стоящих посреди улицы не стоит, но можно убедить сделать это кого-нибудь из товарищей. И главное, что таковой всегда находится… и всем весело. А разве не весело смотреть, как твой ближний, пытается избавиться о мерзкого вкуса заполняющего рот?
Ещё одной из причин тёплого отношения к русским в Виго был местный футбольный клуб «Сельта», он как раз переживал лучшие годы. Причиной тому были два его лидера, россияне Карпин и Мостовой. Нет нужды говорить, что посетить матч с их участием было мечтой любого российского футбольного болельщика. А тут как раз уик-энд, матч, стадион… Но на входе – проблема, билет. Даже деньги есть, но не песеты, а доллары. Поменять деньги днём в субботу – задача из разряда почти невозможных, как вариант – где-нибудь в гостинице, но это означает оставить треть номинала в благодарность.  Принять доллары, разумеется, невозможно, это же не рынок. Но тут один из охранников поинтересовался, а чего вообще иностранцу так нужен этот матч. Ему ответили, что русский моряк пришёл посмотреть матч с участием земляков. И свет перевернулся. Слов по-испански было много, но суть сводилась к одному: «Чего же сразу не сказал, заходи не надо никаких билетов, что значит, немного постоишь, тут рядом – там есть места на центральной трибуне».
Испания, как и Португалия, являясь краем виноделия, тоже вносила разнообразие в курсантскую жизнь, потому что ежевечерне кто-нибудь обязательно прибывал на парусник в виде мёртвого тела, впрочем, к утру тело оживало, чтобы выносить «шайзу» или черпать что-то более интересное.
Англичане, завершавшие своё пребывание на паруснике также внесли вклад в программу мероприятий. Сначала исчезнув на берегу и вернувшись только к вечеру с приличным запасом виски, потом поглощая огненный напиток прямо на палубе. Даром что младшему из них было всего 14 лет, хлестал виски из горла он наравне со старшими товарищами (16-17 лет). Впрочем , именно англичане являются самой пьющей нацией в мире, так что нужно же было им поддерживать репутацию. И уже практически переходя ко сну, двое из них затеяли драку, причина которой так и осталась тайной, а следствием стали, необходимость несколько дней носить тёмные очки для одного и уход ночевать в город в компании рюкзака с вещами другого… Остальные англичане развлекались армрестлингом с курсантами, причём последние напутствовали своих товарищей в основном просьбами быть поаккуратней и не сломать какую-нибудь английскую руку.
Между тем уик-энд набирал обороты, а приближающийся старт регаты напоминал тем, кто ещё не успел посетить порт, что время уходит безвозвратно и нужно поспешить. так что посетителей становилось всё больше. что добавляло трудностей вахтенным поскольку импульсивные и прямо скажем не особо дисциплинированные гальего посещавшие парусник просто игнорировали правила и запреты, посещая внутренние помещения или, например, пробуя тональность судового колокола (рынды). Но принятые меры вроде накрепко закрытых дверей и выкрученного языка колокола дали результат. Сложнее было тем, кто работал на мачтах, т.к. посетители перелезали через заграждения и попадали в «зону поражения», падающих с мачты инструментов, деталей и прочего. Разумеется, всё, что брали с собой наверх закрепляли и привязывали по мере сил, но в деле преодоления закона Всемирного тяготения эти меры не всегда срабатывали, а сознание того, что любая оплошность может кого-то серьёзно травмировать (и это в лучшем случае) добавляла только нервного напряжения. Отдельная (и совершенно непредсказуемая) нагрузка легла на вахту у трапа. Если раньше они ловили приливы и составляли компанию желавшим сфотографироваться, то теперь всё их время превратилось в фотосессию без конца. Количество желающих просто не поддавалось описанию. За четыре часа вахты на каждого приходилось минимум по две сотни снимков. Это, конечно, объяснимо. После привычных взгляду смугловатых, кареглазых мачо среднего роста, иметь фото с высоким светловолосым и голубоглазым моряком, чем не мечта знойной испанки? Да и парадная форма курсантов «***» была лучшей из всего представленного разнообразия. Так что рецепт успеха в Галисии довольно прост – парусник под российским флагом, белая парадная форма, ну и внешность жителя севера России или скандинава. Вас ждёт успех, о котором анорексичные модели могут только мечтать. Вашими портфолио станут сотни семейных альбомов. Попутно с фотографированием, коллекционеры как обычно собирали корабельные штампы. Но это коллекционеры, галисийские девушки предлагали отметить печатью парусника руки, шеи, а самые страстные – область декольте…  Кроме прочего, в следующем порту захода на имя капитана приходили письма с просьбой передать фото моряку, изображённому на приложенных фотографиях. Каждая из которой содержала имя и адрес прекрасной отправительницы. Такие истории ярче всего свидетельствуют, что счастье не в деньгах, во всяком случае, в молодости. Последний вечер перед выходом в море, традиционная вечеринка с ужином для команд – участниц. Непривычные морепродукты кому-то нравятся, кому-то не очень. Вечерний концерт на причале. Из знаменитостей – Los del Rio, со своей Макареной.  Всё, праздник в Виго завершён…

0

7

Переход между этапами регаты походил на удачную попытку выспаться, почти без авралов, без напряжения и боязни сделать ошибку. К тому же общение с представителями других кораблей вносила свежую струю в повседневную жизнь. Европейцы изучали жизнь за железным занавесом (да, вроде бы упавшим, но незримо присутствующим). Россияне приобретали важный опыт общения с носителями языка… Те, в свою очередь пытались что-нибудь выучить по-русски. Нет ничего удивительного, что тинэйджеры начали с главного – ругательств. Но вот обратились с просьбой просветить не к тому человеку, хотя обычно он был рад учинить какую-нибудь проказу или каверзу, идея научить нецензурщине младших товарищей как-то не пришлась по душе. И англичане, к величайшему своему удивлению, узнали, что русские очень любят голливудские фильмы, в которых постоянно звучат всякие «мазафака», поэтому эти слова прочно вошли в обиход и широко используются. Беден оказывается русский язык ругательствами.
Уже упоминавшееся некоторое недовольство кухней, объясняется достаточно просто: во-первых рецепты российского коллективного питания это не ресторанные изыски (да и в море, не очень-то получится силами 3-4 человек готовить на 200 какие-то суперделикатесы, а на небольших парусниках и просто горячая пища уже роскошь), во-вторых бюджет был ограничен, так что большая часть рыбных и мясных блюд являлись производным от замороженных впрок продуктов. Напитки – чай, кофе, компот – обычное дело и для многих торговых судов. Есть, правда, на свете компании, где к экипажам относятся более внимательно и поят соками за счёт судовладельца, но это как говориться «на его усмотрение». По-настоящему слабое место – десерты, курсантам приходилось обходиться без них или покупать за свой счёт. Бывало, правда, немцы подкидывали сладости вроде кексов с истекающим сроком годности. Или трейни как-то сделали королевский подарок в виде десятка плиток шоколада каждому (!) курсанту . Ну и самое слабое место – хлеб… несмотря на огромную численность людей, на борту его не пекли, а использовали упакованный и замороженный хлеб для тостов (он дольше хранится). Разумеется, питание было вполне достаточным  для нормальной жизнедеятельности, хотя могло быть и лучше. Как обычно будь предприятие более прибыльным и организованным, то и статьи расходов можно было бы иметь другие, а так, сводите концы с концами – уже хорошо. Ещё неприятного осадка англичанам добавила забавная по большому счёту история. произошедшая с их товарищем во время обеда. курсантская столовая представляла из себя помещение с длинными столами по обе стороны которых стояли деревянные лавки, сидевший ближе к проходу бегал с бачком (кастрюлей) за едой для всего стола, потом этот бачок переходил из рук в руки и кто-то черпал из него себе и ближайшим соседям. У привыкших к этому процессу курсантов обед проходил без сбоев, еда уничтожалась всеми участниками примерно в одном ритме, поэтому к раздаче второго все подходили с пустыми тарелками. а вот вновь прибывшие успевали не все. В итоге – в процессе раздачи второго, бачок дошёл до середины стола, и раздающий по-привычке раскидал содержимое по тарелкам соседей, упустив тот факт, что один из них ещё не закончил с супом. Как результат – фонтан борща, удивлённые глаза и нежное «sorry», сопровождаемое улыбкой… Так на свет появился закон курсантской столовой гласивший: «над тарелкой с борщом не медитируй».  И последний просто удивительный факт – полное отсутствие в курсантской столовой вилок. Два-три ножа на стол ещё можно было объяснить нехваткой, а вот исчезнувшие вилки – этого уже не объяснить. Хотя трейни обедавшие в курсантской столовой имели полные комплекты посуды (даже чайные ложки). Так что истории о жутких приключениях европейцев в столовой русского парусника, отчасти могут быть правдивы. Ещё молодые англичане узнали об экстремальном методе лечения солнечных ожогов, когда один из них пожаловался не доктору, а коллегам из России. Ему серьёзным тоном предложили положить руку на стол и подождать пока спаситель придёт с лекарством. Лекарством оказался пожарный топор, снятый со щита с инвентарём. Конечно, все присутствующие поняли, что шутка, но мгновенный эффект был потрясающим. Всегда можно компенсировать недовольство едой избытком эмоций, а их у «интерченджеров» было в достатке. Возможно, они провели на русском паруснике самые насыщенные эмоциями дни в своей жизни. Те же из россиян, кто попал по обмену на различные европейские парусники, смогли попробовать вкусить «Их» подход к делу. Первая значительная деталь – «они по-другому тянут верёвки». Россияне делают на счёт «и-раз, и-раз», у иностранцев в ходу «раз, два,три, тянем». Теперь ясно, откуда такая маневренность у российских кораблей, за одно и то же время русские проделывают в четыре раза больше работы. Вторая деталь – с оттенком грусти, моют и полируют свои суда европейцы средствами о которых на борту родного парусника можно даже не мечтать. Шампуни для палубы, аэрозоли для полировки металла. После кислоты и жидкости для мытья посуды – говорить о том, почему наш парусник не выглядит презентабельно, даже не хочется. С едой всё не так однозначно – если перед вами большое судно – вам будет стол, как в кафе, если маленькая яхта, то консервы и хлеб длительного хранения – норма. Ну и напоследок – униформа, где-то даже школьников одевают в фирменные свитера с эмблемой парусника, чего уже говорить о профессионалах. Так что на память некоторым курсантам тоже достались комплекты униформы. Впрочем, весь этот блеск и роскошь – для презентаций и парада парусов, кто побеждает в море, все мы уже прекрасно знаем. Между тем, тихая спокойная жизнь в море, привела к тому, что игра «найди жертву» обрела на море «второе дыхание» причём как обычно – просто дайте повод.  И дали - смена вахт – процесс недолгий и привычный. Те, кто отслужил, построились и вниз, те, кто заступил, построились и, после краткого инструктажа – работать. Боцман, раздаёт инструкции, вахтенный матрос, сосланный по случаю спокойного плавания на палубу – рядом. Инструктаж закончен, вахтенный матрос начинает «гнуть пальцы», как же, тоже руководитель: «Идите, работать, а я пойду на мостик попью кофе с помощником». Круто, да, но только первые полсекунды. А потом голос из строя «Да, не мешай работать, иди, допивай кофе за штурманами или за кем ты там хотел…» будь на месте доброго Михалыча, Маугли, а может даже сивый, не миновать бы кары говорившему, но, оценивший шутку боцман, смеётся наравне со всеми. Что тут скажешь? Выпендрился – получи, тем более сам матрос из курсантов, постарше только. Так или иначе, но всё хорошее заканчивается, и в планах значился заход в галисийский порт Виго – место, откуда стартует второй этап регаты.

0

8

Привет Morten!

Отличный и увлекательный рассказ. Мне понравился. Очень люблю слушать и читать о путешествиях. Спасибо!

0

9

Да нет проблем. Эти люди давно заслужили право на известность и уважение на родине... Увы. никто не порадовал чем-то вроде: да я знаю их, они же тут рядом... я для смеха отправил эти же тексты на форум Эксмо. пересказывать нет смысла. первого критика-я уже погонял, впрочем он не профи. а так пискля. после того, как я первый раз его тоже угостил, сломался и признался. что текст тяжёлый и до конца его бедняга не одолел (что же мне теперь бабл-гам палп фикшн ваять в угоду массам?). Другой чудик сказал. что диалогов мало. В общем лишь бы ляпнуть чего-нибудь. Хочется, чтобы какой-нибудь тяжеловес вступил, посмотрим в чём обвинят. Хотя если верить Стокеру именно разнос критиками и есть настоящий успех... Посмотрим.

0

10

Здравствуйте, Morten! Было интересно читать, спасибо, нашла для себя интересные моменты, и захотелось там побывать.  Правда, меня заинтриговало название – я думала что это фантастический рассказ :blush:  :rolleyes:

0

11

Иногда реальная жизнь гораздо интереснее выдуманной. К тому же кое-что стало сюрпризом и для меня лично. Это рано обсуждать, но это правда. И потом, фантазируя действительно можно наделать ненужных ошибок, героев надо прорабатывать, диалоги придумывать, про смешные моменты вообще отдельная тема, мало того, что ты врёшь на каждом шагу. так надо ещё и смешно и убедительно врать...
правду говорить легче и приятнее, а насчёт фантастики. каждый сам решает для себя где кончается его реальность и начинается фантастика. В плане заморских путешествий тоже... Я уже упоминал. что первое книжное издание с моим участием в России как раз и предназначалось для тех. кто хочет чуть-чуть раздвинуть границы, вместо обычных причитаний на тему дорого-тяжело. Неправда, возможностей масса, бредни насчёт сложностей с получением виз даже обсуждать смысла нет. фактически всё под рукой. достаточно потратить 3-5 часов на самообразование и проблемы туриндустрии станут для вас неактуальны по одной простой причине - вы обойдётесь без помощников...

Ладно, хватит о расширении границ. Будем продолжать наше правдивое фэнтэзи. Новое - снимаем гриф секретности и всё теперь будем называть своими именами.

0

12

Висмар. Во всех смыслах промежуточный финиш – восточногерманский город (не надо считать года со времени объединения, Германия по-прежнему делится на две части просто неформально), то есть с одной стороны это европейский город, совершенно не похожий на славянский мир, с другой – ещё несколько лет назад там любили дедушку Ленина и строили… что строили. Но вот деньги здесь были совсем другие, а накопилось их на каждую курсантскую душу страшно сказать по 15 марок. На этом стоило бы закончить, но на сцену вышел наш персонаж без имени по прозвищу Чахлый (тоже из «балласта» - руководитель практики), в его обязанность входила раздача денег курсантам… Понимаю ваше недоумение – что сложного в раздаче 15 марок на человека, имея в арсенале банкноты по 10 и монеты по 5, но творческий подход функционера это тоже искусство. Первые, кто подходил за своим жалованьем получали по 3 монеты (причём те, кто просил банкноту с целью отложить – везти монеты на родину – терять половину номинала при обмене, получали твёрдый отказ, что называется без объяснения причины), а вот остальные – 3 банкноты… на двоих. Понятно, что поменять десятку на две пятёрки, у ранее получивших жалование, не составляло труда, но важно само отношение. Великая должность, подразумевающая великие поступки. И вот оно – Германия, игрушечные домики, в которых живут настоящие люди, чистота, свойственная маленьким городам западной Европы, автомобили, останавливающиеся возле нерегулируемого пешеходного перехода, даже в отсутствие дорожной полиции… (по признанию очевидца, один раз ему пришлось перейти дорогу, вопреки желанию: «стою – говорит – смотрю по сторонам, куда идти, поворачиваюсь – у перехода в обоих направлениях встали восемь машин, водители смотрят на меня, пришлось перейти, потом, минут через пять обратно вернулся»).  Нет нужды объяснять,  что первое естественное желание любого нормального моряка при сходе на берег – позвонить домой (для тех, кто не в курсе, в 1998 году звонок с мобильника по Санкт-Петербургу стоил больше полутора долларов, а за подержанный Сименс, похожий на кирпич, можно было получить долларов 350, спутниковая связь «тянула» долларов на 15 минута), так что альтернативы телефону-автомату не было. Найти телефон в Германии – тоже задача из разряда «проще некуда», вот и звонили домой. Почему на этом акцентировано внимание – непридуманная история, одного звонка – парнишка дозвонился, и вот эмоции перехлестнули через край – получилось что-то вроде:  «мама, я в Германии,…, представляешь? да, всё хорошо, в Германии мы,… (междометия вместо многоточия каждый может додумать сам, в меру своей испорченности). Позже, оказалось, что не все в Висмаре рады приходу русского парусника, иногда из проезжавших авто доносились какие-то выкрики (после чего авто включал максимальную скорость и быстро исчезал). В городе же курсанты, впервые попавшие за границу испробовали монетные автоматы по продаже жвачки (некоторые из отечественных денег позволяли прокрутить механизм, поэтому получалась экономия), протестировали автоматические банкоматы (двери в помещения в которых они были установлены, открывались банковской картой, в России карты уже набирали популярность, а вот банкоматы  с подобным размещением пока не были известны) и отведали местной пиццы, в пиццерии у индуса. Немцы же удивлялись тому, что кто-то употребляет пиццу на автобусной остановке. Чего странного, ближе скамейки не нашлось, а с курсантскими деньгами в кафе или баре делать нечего.  Первый день (вернее вечер) в Висмаре начался довольно поздно, поэтому событиями он не был насыщен, во всяком случае до времени официального прибытия с берега (в 23.00 воля заканчивалась). Однако, желающие продолжить знакомство с Германией, нашлись и продолжили.  Более законопослушные курсанты уже были готовы спать, когда с берега прибежал человек с извечным «наших бьют».  Оказалось, на близлежащей танцплощадке примерно восемь русских отбивались от толпы то ли скинхедов, то ли просто хулиганов, причём при последующем выяснении кто, за что,  определить  зачинщиков, естественно не удалось, все пили пиво, все поддерживали своих. Принимающая сторона даже принесла извинения за поведение сограждан. Но ближе к делу – по зову гонца на палубу высыпала толпа, человек 70,  и тут Висмару повезло – у трапа уже находился вахтенный помощник и препятствовал высадке десанта, в противном случае городу мог быть нанесён серьёзный ущерб, да и полиция уже прибыла… Итог битвы – у россиян один сломанный палец, у противника – несколько госпитализированных. По отзыву участника побоища: «они вообще драться не умеют, нашему дал по морде – он дал тебе, дал ещё – он тебе, а эти - дал ему по морде – он упал, дал другому – та же история…»
Следующий день принёс новую историю с клубнично-криминальным оттенком. Как и в любом другом порядочном портовом городе в Висмаре имел место исторический квартал «красных фонарей». Разумеется, что среди курсантов находились ценители прекрасного, которые просто не могли отказать себе в удовольствии приобщиться к легализованным завоеваниям демократии. И принесли с собой сенсационную историю – в немецких борделях берут РУБЛИ, да ещё какие рубли… Кто из вас может точно сказать сколько в России было разных денег с 1991 по 1998 год, а по какому курсу их меняли? На день оплаты услуг в Висмаре доллар стоил 6 рублей, за услуги уплатили 500 (это больше 100 марок, здорово), но, вы, например, много знаете о дизайне банкнот Гондураса? Ну вот и немецкие «менеджеры» рассудили здраво: 500 рублей, настоящие, курс 4 с пфеннигами за марку – алез гут, вот только дизайн банкноты никого не напряг… А русскому что с того, что устарела года три назад, и из обращения выведена, может в Германии они до сих пор в ходу… В общем берёте иностранные деньги – узнайте как они выглядят или можете получить раритет (правда, с учётом ельцинских тиражей весьма доступный широким массам). Кстати для убедительности развода, фигурант дела «зажал» ещё одну бумажку в 200 рублей («а то очень много получается»). Для полноты картины замечу, что обычное дело для парусника посещать разные порты в праздники (вроде дня города), Висмар не был исключением, компанию «Миру» составил «Александр фон Гумбольт» - немецкий красавец под зелёными парусами (спасибо титульному спонсору, пивному заводу). На прощание город отсалютовал фейерверком и парусник продолжил своё неспешное движение в следующий немецкий порт – Киль…
По пути, поскольку процесс адаптации на судне не мог растягиваться бесконечно,  некоторым из курсантов довелось ознакомиться и с системой наказаний, самое нестандартное мало чем отличалось от обычного для, например, российской армии явления именуемого «дедовщина», поскольку имело под собой основу унизить провинившегося и что называется «указать на его место», поскольку практической пользы не приносило. Называлась эта египетская казнь «послать на говно». Суть происходящего проста – чистка одной из ёмкостей санитарной системы, возможно небольшой – куда не влезть полностью или огромной, куда могли попасть несколько человек, и работать внутри. Почему такая твёрдая уверенность в отсутствии необходимости подобной работы. Две причины: первая – все отходы жизнедеятельности на морских судах утилизируют микроорганизмы, на выходе – вода, которую даже можно сбрасывать в море, без риска нарваться на уголовное преследование. ну и вторая – спонтанность решений об отправке на подобную работу (палубные офицеры не марали себя подобными командами, руководители машинного отделения – тоже), инициатива исходила от petty officers - некоторых боцманов (помните Маугли?) или матросов, т.е. людей в обычной ситуации не имеющих власти выше уровня ефрейтора, однако, при наличии сотни человек с правами галерных рабов всё менялось. Это ещё одна иллюстрация к делению на «штатный экипаж» и курсантов, не очень-то способствующее возникновению командного духа. Заведовал системой исполнения наказаний моторист Лёха, достойный упоминания хотя бы только за инструктаж перед работой звучавший как «говна не надо бояться», в подтверждение своих слов, он, по словам очевидцев, запускал руку в ёмкость и слегка сжав доставал порцию биоматериала и смачно бросал в ведро, таким нехитрым образом представляя технологию работы «приговорённым» к каторге. Интересно, а его подружки знали, чем он занимается на работе? И если да, то как реагировали на прикосновения? Хотя встречаются ведь и любители всякой экзотики…  Менее тяжким наказанием являлась простая «отправка в машину» на работу. В этом есть что-то от древнего противостояния мостика и машинного отделения, пытающегося выяснить кто же нужнее. Хотя исторические факты свидетельствуют о том, что на заре кораблевождения механики не были нужны в виду отсутствия механизмов (или были своеобразные работники машинного отделения – гребцы на галерах), да и современные механизмы, позволяют обходиться без постоянного обслуживания, чего не скажешь об управлении, полностью автоматизировать процесс дорого, да и рискованно, несмотря на «человеческий фактор». В общем, судоводители будут всегда, а механикам, безусловно, придётся довольствоваться важной ролью второго плана, тем более на паруснике. Немного позже мы вернёмся к отношению к делу со стороны звёзд «подтанцовки». Замечу только, что для Европы – норма, работа одного специалиста и на мостике, и в машине на этапе обучения, а на судах прибрежного плавания встречаются совмещённые должности, так что наказание в виде отправки в машинное отделение – тоже необычное ноу-хау. И последняя кара, идущая в абсолютном противоречии с правами человека – запрет на увольнение на берег, инициатором является наш персонаж Чахлый, с подачи опять же сгибающихся под тяжестью эполет ефрейторов. Понятно, что возможны ситуации, когда следует изолировать кого-то от общества, но согласно международному морскому праву такие решения на судне прерогатива капитана, поскольку это смело можно приравнять к аресту. В случае каких-то мелких проступков, а зачастую просто  ошибок из-за недостатка опыта лишать человека свободы – преступление. Особо отмечу, что был в истории случай, когда авторитарные власти государства (речь о США), пытались ограничить сход на берег морякам, не имеющим визы, либо заставить их приобретать визу за свой счёт, так вот попытка провалилась, с простой формулировкой «увольнение на берег не привилегия, а необходимость» и ограничивать людей работающих в сложных условиях не может никто, даже американский президент. Но это, к сожалению, касается только профессионалов, курсанты, не являются частью этого мира, хотя имеют даже свой профсоюз,  упоминание о котором вызывает улыбки. Но, с другой стороны, «всё, что не убивает нас, делает нас сильнее» и все трудности и несправедливости формируют характер, поскольку же, любой курсант это потенциальный офицер торгового флота, комплекс ефрейтора не вырабатывается – должность не та, а вот полезная в работе с подчинёнными твёрдость – сколько угодно. Кое-кому из сегодняшних бесправных юношей повезло вернуться на командной должности и вчерашние «боги» на приказание «прыгать» покорно вопрошали: «на какую высоту, сэр?». Такой вот баланс добра и зла.
Также в самом начале  вояжа молодых моряков приобщали к уважительному отношению к окружающей среде, в море принципы уважения расписаны подробно в конвенции Марпол, что, где можно утилизировать путём сброса, что категорически нельзя. У курсантов сразу появилась собственная классификация, чуть отличная от официальной. По документам мусор делился на пластик, его нельзя выбрасывать ни под каким видом, только сдавать в порту, сухой мусор, с ним возможны варианты. Но нам это не сильно интересно и пищевые отходы, которые можно утилизировать в море. Есть ещё нефтесодержащие воды и т.п., но это тоже утилизировалось помимо молодых моряков, так что забудем. О том, что сортировалось и выбрасывалось курсантами, понятно, что пластик и всякие бумажки с коробками, не оставляли простора для фантазии – мусор и мусор, а вот отходы камбуза – дело другое, их можно было творчески разлить, они дурно пахли, таскать их тоже было весьма сомнительным удовольствием, за всё это данный вид мусора получил название «шайза», причём слово склонялось по всем правилам русского языка. Нестандартная классификация была не последним сильным местом «шайзы» с ней был связан ещё один интересный процесс – утилизация через «маму». Представляло из себя это чудо инженерной мысли большой металлический короб (его подвешивали на борт, закрытый от ветра и просто опорожняли через него ёмкости). Короб был открытым сверху и с зауженным снизу отверстием, таким образом, что вылетавший из него полужидкий «комбикорм» был направлен в сторону от борта. Это позволяло, во-первых, сохранить борт чистым, а во-вторых, не лишиться баков и вёдер, которые имеют привычку выскальзывать из рук в самый неподходящий момент. Вообще, выброшенное вместе с водой за борт ведро это тоже морская классика. Также понемногу вошли в дружную курсантскую семью и были изучены и «юные моряки», и эстонские практиканты. Юнги попали на парусник разными путями, один (получивший прозвище «Штрих») по протекции богатых родителей, двое других за отличную учёбу в клубе (это официальная версия). Эстонцы тоже оказались совершенно непохожими друг на друга. Самый тихий, вроде бы плохо говоривший по-русски, свободно говорил по-английски и по-немецки, самый смешной, пытался быть лидером своей компании (и однажды затеяв драку, травмировал своего умного коллегу), а третий – натурализованный русский, сначала всё рассказывал истории о классной жизни в Эстонии и преимуществах эстонских моряков, но потом как-то обмолвился, что большинство преподавателей морской школы в Таллинне – выпускники «Макаровки» и разговоры на скользкие темы поугасли, а может быть комплексы были преодолены. Впереди уже были видны огни и маяки Кильской бухты, «Мир» ждали в Шлезвиг-Гольштейне.

0

13

Спасибо Morten, что продолжаете радовать нас своими увлекательными рассказами о ваших чудесных и разнообразных путешествиях.

Помню свой первый визит в Германию. Это был город Любек, славившейся своими вкусными марцепанами. Приехали в город поздно вечером и сразу заселились в маленькую гостиницу, которую содержала пожилая пара. Утром просыпаюсь от запаха кофе и выпечки. Спускаюсь в гостинную к завтраку. Всего четыре столика. Три занятых, один свободный. Постояльцы пьют свежесваренный кофе, едят бутерброды и смотрят местное телевидение. И так уютно и хорошо стало. Словно и не гостиница это. А приехала я в гости к своим давним друзьям.

0

14

День старта второго этапа регаты дал понять, что праздники закончены внезапной тишиной, безлюдностью и запустением. Там где вчера гремела музыка, были только железные каркасы, на месте рынка – мусор и следы от палаток… Виго вернулся к обычной жизни. Но, в отличие от прочих портов, где старт регаты был, в общем-то, «семейным делом» соревнующихся, галисийский старт прошёл под пристальным наблюдением болельщиков (а вернее болельщиц). Яхты и катера, сопровождавшие выход парусника из бухты и подход к стартовой линии были полны людей. Восторженные девушки кричали и аплодировали. Пели, а вернее напевали «Катюшу» (интересно, а много людей в России знают слова?). А потом, выстрел из пушки – старт, команды с мостика, какое-то промедление при работе с парусами, и вдруг как удар молнии голос капитана Антонова: « что копаемся, справа «Крузер» догоняет». Если бы небо вдруг разверзлось и из него посыпались герои мультфильма «Симпсоны», то это вряд ли вызвало бы больший шок. Вот оно! Тихий, не выдающий эмоций капитан вдруг показал, в чём настоящая гордость. В море, где твои противники даже не видны и всем правит гандикап, нельзя ошибаться, потому что это гонка, но здесь, когда вы ноздря-в-ноздрю в присутствии тысяч зрителей, нельзя даже мечтать о том, чтобы ошибиться, ни пол-шанса конкуренту! А с другой стороны, не было и намёка на шанс, как был позади справа, так и остался… позади. И «Крузер» и прочие. Остались, также быстро теряясь в начинавшем уже темнеть горизонте, как берег, горы, Галисия. Здесь теперь только море, ветер, парус и пункт назначения. Единственный, кто удивил даже капитана Антонова – португальский парусник, невесть откуда взявшийся… впереди. Удивил ещё и потому, что скорость имел намного меньше, то есть вроде бы был впереди, но вот он уже рядом, а ещё немного спустя, уже и огней его не видно, отстал.
Из прочих новшеств – появление новых трейни, причём часть, из которых худшей породы – «опытные моряки». В чём опасность таких «зверей»? Они уже имеют опыт хождения под парусом, поэтому считают себя достаточно грамотными и умелыми, чтобы лезть туда, куда сочтут нужным и производить манипуляции, которые считают правильными. Выглядят такие профи тоже колоритнее некуда – обычно это дедушки, одетые в дорогие профессиональные куртки – штормовки, обвешанные разными нашивками с эмблемами парусников, на которых присутствовали или портов, где побывали и кепки «обросшие» нереальным количеством ракушек (нашитая пластмассовая имитация, разумеется). У моряков-профессионалов в ходу шутка о моряках с «засранной чайками грудью и обросшей ракушками задницей», относится она обычно к молодым, несколько переоценивающим свой опыт. Здесь же всё тоже самое, только всерьёз. Обычно такие вот опытные «трейни» выводили из строя приборы, пытаясь их тайком настроить, так что помимо прочего возникала необходимость приглядывать за «старыми моряками», особенно если они с хитрым видом посещали судовые помещения с оборудованием. Также «профи» не довольствовались простыми экскурсиями на мачту до нижней (марсовой) площадки, а требовали допустить их на самый верх, не желали просто работать на палубе, как обычные трейни, заплетая тросы или изготавливая «медведки», требуя как минимум участия в навигационной вахте и допуска к штурвалу без участия курсантов. Появляясь на мостике, они бесконечно терроризировали вахтенных помощников докладами о «судах, с которыми можно столкнуться» и «необходимости срочно повернуть, с указанием стороны». И, естественно, в их историях о плаваниях основой основ было их участие в управлении судами и полезные советы, данные капитанам, без которых не были возможны ни достижения результатов в парусных гонках, ни безопасное мореплавание в целом. Часто, такие «трейни» помимо прочего требовали обеденные места в офицерском салоне, что совсем неудивительно, учитывая их значимость.
Из культурной жизни менее важных персон стоит отметить начавшийся чемпионат «Мира» (классно звучит, когда произносишь и кавычек не видно) по настольному теннису. Заводилой процесса был судовой доктор. Как правило, он уже успевал поиграть со всеми. кто умел держать в руках ракетку и представлял, кто из соперников сможет составить ему конкуренцию. Исходя из этих знаний хитрец таким образом составлял турнирную сетку (какая жеребьёвка?), чтобы выйти на самого сильного противника не раньше финала. А там, глядишь…  фортуна повернётся лицом. Но не в этот раз. Чемпионом «Мира» стал сильнейший из принимавших участие курсантов, а доктор стал первым из неудачников, заняв второе место. К слову сказать, однажды доктор потерпел вообще сенсационное и неожиданное поражение от курсанта, не «засвеченного» как теннисист. Но, поскольку эта была игра вне рамок чемпионата, а участие в чемпионате «тёмная лошадка» не принял, то это просто подпортило личную статистику вице-чемпиона «Мира». Отдельно отметим церемонию награждения, понятно победителю пришлось вручить более-менее стоящий сувенир – медаль с изображением парусника (такие продавались во время стоянок в порту), руководитель практики, ставший бронзовым призёром, получил рубашечку (из тех, что были предназначены курсантам, но не дошедших до них). Себе доктор также отсыпал сувениров щедрой рукой. Кое-кто из «штатного экипажа» получил подарки и сувениры за участие. А курсанты, оставшиеся за чертой призёров, как обычно получили возможность поаплодировать победителям. Обычное правило для спонсоров и дарителей, гласившее: «если хотите сделать добро курсантам – делайте лично» сработало на 100%. Но, ни мелкие шалости унтер-офицерского состава, ни «диверсии» опытных дедушек-трейни не могли изменить тенденцию, начавшуюся с первого дня: несмотря на достаточно длинный путь выбранный капитаном Антоновым, парусник с каждым часом отрывался от «одноклассников» прочно заняв первое место в классе. Однажды где-то на горизонте появился «Крузенштерн», его команда взорвала шумовой сигнал, чтобы привлечь внимание, но это был просто эпизод из жизни, никакого перелома ситуации не в пользу «Мира» не последовало, да и мало ли кто появляется на горизонте. Была ещё встреча с французской яхтой, наглядно показавшая, что такое парусная гонка: несмотря на одинаковый пункт назначения двигались парусники «разных весовых категорий» в разные стороны, практически пересекая курсы друг друга. Ещё было подтверждено старое правило гласившее, что «опаснее курсанта с кисточкой только курсант со шлангом». Начиналось всё довольно прозаично – шланг, вода, полейте там, потрите здесь. Но среди подлежащих отмыванию мест значилась и ходовая рубка. А у неё были деревянные сдвижные двери, а двери имели щели, а струя воды направленная в щель под правильным углом не только попадала внутрь рубки, но и имела шансы достать до штурманского стола с картами и компьютера с электронными картами. Собирая все эти вероятности воедино, получаем группу курсантов, занятых мытьём надстройки и удивлённых жестикулирующим из-за двери вахтенным помощником, он то ли восхищался качеством уборки, то ли предлагал мыть тщательнее. Спорную ситуацию разрешил вахтенный матрос, вылетевший из-за угла и первым делом перенаправивший шланг. Отметим только радостный факт, угол атаки был не оптимальный и карты не пострадали.  Ещё из умопомрачительных развлечений в моменты отсутствия авралов стоит отметить езду на найденном в одной из кладовых велосипеде… Эмоции очевидцев тоже из разряда «боже, да у меня крыша едет». Открываешь дверь из надстройки, а мимо едет велосипедист, как вам такое? И самая смешная, хотя и немного неприличная история – о нечаянно попавших под раздачу трейни. тут всё как раз наоборот, аврал сменялся авралом, так что и вахта и «отдыхавшие» набегались, напрыгались и надёргались верёвок до упаду. трейни же как обычно принимали участие не то. чтобы пассивное. но без фанатизма. больше заботясь о красивых позах «на камеру», что им всегда прощалось. Зато на обеде, когда девять курсантских столов сохраняли гробовую тишину, десятый стол с немцами (они со свойственной нации рациональностью не доплачивали за возможность обедать в капитанском салоне) обменивался эмоциями от пережитого, громко и весело, нечаянно действуя на нервы, действительно вымотанным курсантам. Они тоже перекидывались словами, но тихо и немного, скорее по делу. если вдруг потребуется передать кусок хлеба или ложку. внезапно повисла тишина, так иногда бывает, например, на школьной перемене, когда неожиданно шум и гул утихают на секунду, все удивлённо смотрят друг на друга – вдруг вошёл учитель, а я не заметил. Потом ещё секунда и дружный взрыв хохота возвращает всё на круги своя. А бывает, что кто-то переевший булочек в школьном буфете пытается в момент тишины избавиться от излишков метана под шумок и становится звездой эпизода. В нашем же случае, перерыв в весёлых излияниях немецких трейни совпал и с паузой в негромких курсантских перебрасываниях словечками. И вот, среди этой паузы прозвучал тихий, но очень внятный голос: «всё, Гитлер, капут». Фраза не была обращена к кому-то конкретно, да и в условиях кроме этой шумовой паузы её мог услышать только сосед по столу. Вероятно так оно и было. Когда весёлый гомон сменился паузой, кто-то закрыл тему «вот они голосят». Но совпало, так совпало. А потом по классической схеме – полсекунды на вдох и дружный хохот девяти курсантских столов, вот вам настоящая нервная разрядка после тяжёлой рабочей смены… Немцев, к слову до конца обеда было не слышно. Хотя справедливости ради стоит отметить, что никто не пытался их обидеть, что называется, так получилось.
Погода же на втором этапе не баловала, часто налетали неожиданные шквалы, так что было, где поиграть мускулами. Но иногда, случалось невозможное – люди и ветер играли вничью. Как в тот раз, когда в завершение очередного аврала понадобилось выбрать фок (в случае с парусом – это нижний прямой парус на передней мачте). Битва титанов – ветер, тянет вперёд и рвёт из рук, люди, подтягивают дополнительные силы, хватают трос.  Двадцать, тридцать, сорок человек. Вот уже от мачты до самой кормы перетягивание огромного каната, никто не хочет уступать. Равязка – глухой удар и все лежат на палубе. Не выдержал трос. Порвался. Огромный зелёный канат в руку толщиной. Кто-то вспомнил, что канат не то выменяли, не то одолжили у «Крузенштерна». Но это не при чём – оторвали канат  в месте его крепления к парусу, где-то же должно быть слабое место…
Так день за днём. То весело, то тяжело, но подошли к Дублину на расстояние полусуточного перехода. Отрыв – нереальный, по всем расчётам большинство конкурентов не успеет не только ко времени начала праздников, но и не все придут в порт по окончании. И вот в полдень решение комитета регаты – финиш по позициям, джентльмены, запускайте ваши моторы. А мы продолжим наслаждаться настоящим парусным плаванием, ход быстрее, чем под машиной. да и финиш мы, в отличие от вас скоро увидим без бинокля. А вот и дедушки-трейни подтянулись на мостик, как же без них победы никто бы не увидел. Дайте им порулить, только приглядывайте… не хочет с курсантом, сам умеет? Обиделся, ушёл. Вот и боцман озадаченный бежит – дедушки хотят на мачту, да повыше. Выше марса не пускать, а если будут бузить – пристрелить и за борт… Шутка, конечно. Уже виден ирландский берег – готовьте ботинки для лепреконов.

0

15

хорошие истории. захватывает. а главное, и самое ценное - это то, что они произошли на самом деле.

катя, а почему я не нашел твои заметки о путешествиях? насколько я не ошибаюсь ты объездила почти весь мир. я бы с удовольствием почитал, особенно заметки про австралию.

0

16

Мортон, спасибо за продолжение.

Илья написал(а):

катя, а почему я не нашел твои заметки о путешествиях? насколько я не ошибаюсь ты объездила почти весь мир. я бы с удовольствием почитал, особенно заметки про австралию.

и правда, Катюша, напиши свои истории о путешествиях и о жизни в Австралии. Ты заведи отдельно тему и выкладывай потихонечку свои истории, вот как Мортон делает. У него очень замечательные истории. так в путешествие захотелось!!!

0

17

http://www.proza.ru/avtor/morten, если вы не против, продолжим вот так, а то материала много и вычитывать его будет уже не удобно, тем более и порядок изменился на ... правильный

0

18

Спасибо, Мортен. С удовольствием прочту продолжение вашего путешествия.

0


Вы здесь » ЛИТЕРАТУРНЫЙ КЛУБ - СЕРЕБРЯНЫЙ РАССВЕТ » НАШЕ ТВОРЧЕСТВО » Маленький мир, огромный мир (отрывок)


Создать форум © iboard.ws